ssafro_n (ssafro_n) wrote,
ssafro_n
ssafro_n

Categories:

КТО ТАКОЙ ЧУМИЧЕВ ?

Интернет-версия статьи, опубликованной в газете "Наш Белгород" от 27.11.2015 и 4.12.2015
А.ЛИМАРОВ

На его средства строили церкви в Белгороде и отливали колокола для соборов губернии, он учредил городской общественный банк и богадельню. В очередную эпоху перемен его именем назвали улицу, изменив написание фамилии под современную орфографию. А в этом году даже отмечается юбилейная дата со дня рождения. Мы знаем о нем много и ничего. Так кто же он, Николай Иванович Чумичев?


                                                Дата рождения

Начнем наш рассказ с года рождения нашего героя, тем более, что это не просто формальная дата, а поучительнейшая краеведческая история. Дело было так. В первых числах нового 1869 г. уездный Белгород, а затем и губернию облетела новость – умер Белгородский купец первой гильдии Николай Иванович Чумичев. Вскоре редакция «Курских губернских ведомостей» получила заметку от своего корреспондента – белгородского учителя М.Герасимова. И вот, то ли по незнанию, то ли для «красного словца», в своей заметке тот написал, что «почти столетняя жизнь его, как человека и гражданина, не бесплодно протекала». Эта информация попала на глаза современных краеведов и тиражируется уже несколько лет во многих публикациях. На самом же деле, как подтверждают архивные документы, Н. Чумичев родился в 1780 г., и официально объявленную в этом году дату - 245 лет со дня рождения - необходимо уменьшить на 10 лет.

                                                  Первый капитал

Николай родился в семье купца Ивана Яковлевича Чумичева и был его старшим сыном. Но как же удалось сыну купца 3-й гильдии стать самым богатым человеком города в середине 19 века? Отец Чумичева торговал традиционно для Белгорода медом, воском, вощиной, разным прочим товаром. К 1803 г. он был причислен ко 2-й купеческой гильдии и уже три года, как занимал пост бургомистра в городском магистрате. Дела купеческой семьи продолжали его сыновья Николай, Василий, Иван и, видимо, дела эти шли неплохо. В 1817 г. на средства Николая Чумичева была построена одна из самых красивых церквей города – Успено-Михайловская, а сам он был обладателем одного из лучших домов Белгорода. Но, как нам видится, «золотым» для купца стал 1821 г. Именно в этом году Н.Чумичевым был приобретен у купца Петра Тамбовцева участок земли, прилегавший к реке Северский Донец, напротив современного железнодорожного вокзала. На этом участке у Тамбовцева располагалась одна из первых белгородских шерстомоек.



Став ее обладателем в самом начале «шерстомоечного бума», который вскоре охватил Белгород, Николай Чумичев, пожалуй, первым оценил выгодность этого начинания.

                                                        Семья

Была ли сделка Чумичева и Тамбовцева, чисто купеческой или в ней присутствовали семейные договоренности, по прошествии двух веков, вероятно, мы не узнаем никогда. Дело в том, что жена Петра Тамбовцева – Мария, в девичестве Чумичева, по одной из версий приходилась родной сестрой Н.Чумичеву.







Могильный камень Марии Ивановны Тамбовцевой на "Старом" кладбище г.Белгорода













Купеческое сословие было традиционно закрыто от других, и в небольшом уездном городе все купеческие семье так или иначе были связаны родственными узами. А вот такую любопытную заметку по этому поводу удалось обнаружить в литературно-научном приложении к «Харьковскому календарю», вышедшим из печати в 1887 г.

Этот фрагмент публикации не только иллюстрирует своеобразие сословных традиций Российской империи, но и раскрывает неизвестную страницу семьи Н.Чумичева, и мы приведем его полностью: «Как упорно держалось купечество того времени принятого обычая не выдавать своих дочерей иначе, как за купца же или излюбленного приказчика, приведем пример из того же Белгорода: к одной из дочерей известного богача, миллионера, Николая Ивановича Чумичева, присватавается поручик Тверского драгунского полка, стоявшего в Белгороде, Оп….ъ. Дочь Н.И. была к нему не равнодушна. Поручик делает формальное предложение, письменно обращаясь к Н.И., прося руки его дочери. На это последовал ответ всем известного в губернии богача, потомственного почетного гражданина, в доме которого останавливались губернатор и даже Высочайшие Особы, человек не без образования, следующий, лаконический: «Ваше благородие! Благодарим за честь, но дочь моя Вам не чета. Знай сапог сапога, а лапоть лаптя. Ваш покорный слуга, Н.Чумичев». Не взирая на крутой свой нрав, все-таки пришлось выдать дочь за дворянина; но на это повлияла причина: отец этого нового жениха помог когда-то Н.Ив. в Петербурге делом и деньгами, когда тот начинал еще свою торговую деятельность, развитием которой он считал себя обязанным отцу искателя руки его дочери. Последняя, сама богатая вдовушка Р….аго купца Б…..ва, который с отчаянья за понесенные им убытки в 250 тысяч на шерсти (когда капиталу оставалось еще более , чем вдвое) бросился в Москву-реку и в волнах ея нашел себе могилу». Правда это была, или просто красивая легенда, еще придется доказать документально. А особую роль в семейных делах купца сыграют две других его дочери – Александра и Мария, олицетворяющие добро и зло в его судьбе.

                                                            Империя Чумичева

Старшая дочь Александра в юном возрасте была выдана замуж за представителя одной из зажиточных купеческих семей Николая Слатина. В 1837 г. на ее имя отец перепишет расположенные у реки Северский Донец салотопленный и водочный заводы. Будет числиться за дочерью и шерстомойка, которая к середине 19 века вымывала до 14.000 пудов тонкой и 6.000 обыкновенной шерсти. Еще две белгородских шерстомойки располагались в пригородном селе Михайловском и принадлежали семье внучки Н. Чумичева – Елизаветы Федоровны, и были записаны на имя ее мужа – тульского купца Николая Добрынина. Сам же Н.Чумичев учредил еще один шерстомоечный завод на месте современного консервного комбината, известный любителям истории города как «шерстомойка Соловьевых». Располагавшаяся на этом месте шерстопрядильная фабрика, выпускавшая качественную испанскую шерсть, прославилась как фабрика надворного советника Дурасова на выставке русской мануфактурной промышленности в Санкт-Петербурге в 1861 г. В каких отношениях состояли Дурасов и Чумичев выяснить не удалось, но думается, что Н.Чумичев имел непосредственное отношение к этому производству, тем более что в 1866 г. это шерстомоечное заведение было вновь записано за его именем. К концу жизни послужной список Николая Ивановича состоял из пребывания в течении трех лет в качестве городского главы, почетного гражданства, полученного в 1834 г. и статуса купца первой гильдии. Купеческие дела Чумичевых процветали, чего нельзя сказать о семейных. Рано ушел из жизни старший сын Федор, через несколько лет после свадьбы овдовела дочь Александра. Потрясением для главы купеческой семьи стала смерть его жены Анны, в честь которой Н.Чумичев в 1840-х годах. воздвигнет церковь во имя Зачатия Святой Анны в стенах белгородского женского монастыря.







Могила Анны Васильевны Чумичевой на "Старом" кладбище г.Белгорода












Но еще больший удар в конце жизни он получит от своей дочери Марии.


                                                          Суды и иски

А начиналась эта история торжественно в 1837 г., когда в Успенско-Михайловской церкви города венчалась шестнадцатилетняя девица Мария Чумичева с калужским купцом 2-й гильдии Николаем Подкованцевым. Видимо, предпринимательская хватка зятя была по нраву Чумичеву, и вскоре тесть ставит его управляющим своего дела. Но в 1858 г. Н.Подкованцев умирает и, видимо, после его смерти у Марии Подкованцевой начинаются первые конфликты с семьей. В 1862 г. восьмидесятидвухлетний Н.Чумичев делает духовное завещание, где в присутствии свидетелей нотариально заявляет, что не имеет никаких долгов и обязательств, а половину своего капитала завещает своему правнуку Федору Добрынину. Его же Чумичев назначает распорядителем второй части наследства при делении его между четырьмя дочерьми. А через два года Н.Чумичев сделает дополнительное распоряжение, в котором будет завещать дочери Марии дом в Горяинском переулке г.Харькова, но только с тем условием, что та откажется от всех судебных исков к членам его семьи и впредь не будет предъявлять новые.


Горяинский переулок, г.Харьков, слева с балконом дом Добрынина. Фото, предоставлено А.Парамоновым.













Но это не остановит Марию Подкованцеву и в 1868 г. она подаcт новый судебный иск на своего отца, с суммой претензии, в два раза превышающей весь капитал Чумичева! В бумагах своего покойного мужа она обнаружила чистый фирменный типографский бланк Чумичева с его подлинной подписью. Его-то она и привела в доказательства иска, но со вписанным на печатной машинке текстом следующего содержания: «Белгород 1858 г. ноября 9 дня. По предъявлении сему моему переводному письму имею я заплатить почетному гражданину господину Николаю Дмитриевичу Подкованцеву российским серебром шестьсот тыс. руб., которые я от него наличными деньгами получил сполна. Белгородский купец 2-й гильдии Николай Иванов сын Чумичев». Такого удара Чумичев уже не пережил и ровно через три месяца, 9 января 1869 г. на восемьдесят девятом году жизни он скончался. А семейные разбирательства в судах на этом не окончились. На Марию Подкованцеву было заведено уголовное дело по обвинению в подделке долгового документа, но суд присяжных не только оправдал ее, но и признал переводное письмо, подписанное Н. Чумичевым, подлинным. Оспорила М. Подкованцева и условное завещание своего отца на дом в г.Харькове. А вскоре судебным приставом по решению Курского окружного суда было дано объявление в «Курских губернских ведомостях» о продаже имущества Ф.Добрынина. Но судебные тяжбы наследников Чумичева на этом не закончились. Поданную в Харьковскую судебную палату апелляцию они проиграли. И только подав жалобу в Правительствующий Сенат, Федор Добрынин добился отмены в 1876 г. предыдущих судебных решений. Но, видимо, многолетние судебные разбирательства подорвали и его здоровье, и он повторил судьбу прадеда – в 1877 г. его не стало. Как сложилась в дальнейшем судьба его оппонента – Марии Подкованцевой, неизвестно. Окончила она свою жизнь в возрасте семидесяти пяти лет 13 февраля 1887 г. во Франции, и похоронена на одном из кладбищ Ниццы.

                                                      Наследство

Что же стало с наследством Чумичева? Заводы на реке Северский Донец, принадлежавшие старшей дочери, купчихе 2-й гильдии Александре Гуслевой (по фамилии второго мужа) были переписаны в 1867 г. на фирму ее сыновей «Братья Николай и Павел Слатины».





"Сим имеем честь Вас уведомить что существующий Курской губернии в городе Белгороде Торговый Дом Матери нашей Потомственной Почетной Гражданки Белгородской 1-й гильдии купчихи Александры Николаевны Гуслевой, мы приняли в полное наше ведение и отныне покорнейше просим по всем делам относящимся до фирмы Гуслевой, обращаться к нам, имеющим продолжать ея дела под фирмою Братья Н. и П. Слатины в Белгороде".











Это шерстомоечное заведение затем купит московский купец Бакланов и вскоре его капитал сольется с «Купавинской суконной фабрикой». Прекратится мойка шерсти только в начале ХХ века, когда фабрика лишится части территории при расширении железнодорожной станции Белгород. Дом Александры Гуслевой будет продан в конце
ХІХ века Боткиным, и это здание вместе с производственными зданиями на месте современного ОАО «Конпрок» единственное, что осталось сегодня от могущественной империи Н.Чумичева.




Дом А.Гуслевой, в настоящее время в этом здании располагается линейный отдел полиции.











Хозяевами шерстомойки на реке Везелка станет московская купеческая семья Соловьевых
, и мытье шерсти будет идти вплоть до 1917 г. Делами правнука Ф.Добрынина займется его вдова Анна Николаевна Добрынина (по второму мужу Масловская). Две ее шерстомойки в селе Михайловском (Пески) перейдут к московским купцам братьям Носовым и также в начале ХХ века прекратят производство, но уже по экологическим причинам. Участок земли с ветхими строениями, принадлежавший ранее родному брату Чумичева Ивану, будет продан Ф.Добрыниным земской управе, которая построит здесь двухэтажное здание, сохранившееся до настоящего времени (ул.Чумичова, 31). Устное завещание о том, чтобы в учрежденном Чумичевым общественном банке пожизненно директором был его внук, Николай Николаевич Слатин, также не исполнилось. Через несколько лет Н.Слатин оставил этот пост, а против его племянника, ставшего директором банка, позже было возбуждено даже уголовное дело.

                                                 Дом Чумичева

Где же располагался и как выглядел дом самого богатого человека города, ведь наверняка это должно было быть не рядовое здание? Единственное упоминание о доме Чумичева мы находим в вышедшем в 1882 г. издании Александра Дренякина «Белгород с уездом». В описании домов, где останавливались в Белгороде царствующие особы, он упоминает «дом Н.И. Чумичева, а ныне наследников Добрынина, на Старо-Московской улице, против Гостиного двора». А фотографии дома Н. Чумичева не только существуют, но и широко известны! Причиной того, что в белгородском краеведении не акцентировался вопрос на изображении этого дома, стала почтовая открытка, выпущенная издателем А.Сувориным в начале 20 века, на которой была сделана подпись: «Белгород. Реальное училище».



И формально в этом нет ошибки, действительно жителем Белгорода В. Рором было открыто реальное училище, которое несколько лет арендовало помещение в доме Чумичева. Сам же дом в 1900 г. был приобретен в собственность города за 25.500 рублей у А.Масловской и других наследников Ф.Добрынина. Простите за тавтологию, но для покупки дома Чумичева городские власти взяли кредит в банке Чумичева под залог трех каменных корпусов на базарной площади. Дом был разрушен во время Великой Отечественной войны. На немецкой аэрофотосъемке, произведенной осенью 1943 г., просматриваются остатки стен без крыши. Видимо, повреждения были столь значительны, что после войны его восстановление было нецелесообразно.
Вот такая невеселая купеческая история получилась о человеке, чьей фамилией названа одна из центральных улиц Белгорода и его наследстве. Но для того, чтобы поднять настроение читателю, расскажем еще один факт из истории дома Чумичева. Этот один из лучших домов города, где останавливались цари, был освобожден от квартирной повинности и предназначался только для особых случаев. Но на короткое время с 1832 г. в доме была размещена "полковая трубаческая и барабанная школа" Тверского драгунского полка.
Так что видел дом Чумичева разное: купцов, дворян, царей и военных музыкантов, и сколько бы он мог нам рассказать!

                                                                                   

Автор благодарит Юлию Патлань, г. Киев
                               Аркадия Хильковского, г. Харьков
                               Андрея  Парамонова, г. Харьков

                               за помощь в подготовке материала.
Tags: Белгород, дом Чумичева
Subscribe

  • ИСТОРИЯ ОДНОГО ЗДАНИЯ

    А.Лимаров Интернет-версия статьи, опубликованной в газете "АиФ-Белгород" 23.11.2016 Лазарет Святителя Иоасафа В апреле этого года…

  • ИСТОРИЯ ОДНОГО ЗДАНИЯ

    ДОМ МАХНОВА (видео версия)

  • ИСТОРИЯ ОДНОГО ЗДАНИЯ

    ДОМ МАХНОВА Александр Лимаров Интернет-версия статьи, опубликованной в газете "Наш Белгород" 26.08.2016 Этот трехэтажный дом…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments